Новости  

КС РФ отказал генетическим родителям «суррогатного» ребенка в рассмотрении их жалобы на порядок регистрации детей, родившихся вследствие реализации программы суррогатного материнства.

В начале 2010 года жительница Ульяновска Зинаида Ракова вызвалась стать суррогатной матерью для супружеской пары, проходившей лечение по поводу бесплодия в одной из московских клиник репродукции. В феврале супруги и сурмама подписали договор, по которому Зинаида обязалась за вознаграждение в сумме 650 000 рублей выносить чужого ей по крови ребенка и после родов передать малыша его генетическим родителям. За организацию программы суррогатного материнства отвечала «чёрная» посредница, которая и свела генетических родителей и Зинаиду. Напрямую стороны не общались, всё общение шло через посредницу.

Вскоре после подтверждения беременности между сторонами возник конфликт, возможно, спровоцированный самой посредницей.

В ноябре 2010 года Зинаида родила мальчика. Узнав об этом, родители приехали за своим ребёнком в Ульяновск, однако, обиженная сурмама отказалась передать им малыша. В декабре, спустя более, чем месяц после родов, Ракова зарегистрировала ребёнка на себя, указав в качестве отца своего сожителя.

Несчастные супруги пытались через суд аннулировать эту запись о рождении и добиться своей регистрации в качестве отца и матери, однако суды всех инстанций отказали им в их исках. Всё дело в том, что действующее российское законодательство предусматривает в качестве условия осуществления записи о родителях обязательное получение предварительного согласия суррогатной матери, а согласия злопамятная Зинаида так и не дала.

Последней надеждой родителей, потерявших сына, был Конституционный Суд. Как выяснилось, надежда оказалась напрасной. В определении КС от 15 мая 2012г. № 880-О об отказе в принятии к рассмотрению их жалобы говорится, что "оспариваемые заявителями законоположения их конституционные права в указанном ими аспекте не нарушают".

Судья КС Сергей Князев, голосовавший против отказа в рассмотрении жалобы, заявил, что "закрепляя исключительную прерогативу суррогатной матери в разрешении вопроса о наделении генетических (биологических) родителей материнскими и отцовскими правами, законодатель остается безучастным к интересам лиц, чьи половые клетки использовались для оплодотворения женщины, вынашивающей плод. Тем самым создается легальная почва для нарушения баланса конституционных ценностей и умаления прав и законных интересов не только генетических родителей, но и ребенка, рожденного в результате применения соответствующей вспомогательной репродуктивной технологии".

Судья КС Гадис Гаджиев, также голосовавший против, в своём особом мнении указал, что факт вынашивания или рождения ребёнка признаётся отечественным законодателем более социально и эмоционально значимым, чем его генетическое происхождение. Кроме того, нравственные страдания биологических родителей ребёнка, лишённых возможности реализовать предусмотренный законом комплекс родительских прав в отношении своего ребёнка, которого они не смогли зачать и родить естественным путём, считаются менее социально значимыми. Вместе с тем, судья отметил, что существует и другое мнение, что биологическое родство родителей и детей определяется генетической связью, и закрепление в законе приоритета суррогатной матери при установлении происхождения ребёнка противоречить провозглашённому в ст. 38 Конституции принципу охраны семьи, материнства и детства. Судья посчитал вывод КС о том, что оспариваемые заявителями нормы не могут расцениваться как нарушающие их права и свободы, необоснованным.

Директор юридической компании «Росюрконсалтинг» Константин Свитнев, к которому мы обратились за комментарием, отметил, что «сурмама, фактически похитившая доверенного ей на 9 месяцев чужого ребёнка, абсолютно чиста перед российским законом. По нашему законодательству генетические родители совершенно бесправны, их судьба, судьба и сама жизнь их малыша целиком и полностью находятся в руках суррогатной матери. Она может оставить их дитя себе, а может и убить ребёнка, прервав суррогатную беременность.

Это положение появилось в законе с целью защитить сурмам от недобросовестных родителей, но в результате страдают интересы всех сторон, задействованных в программе суррогатного материнства и, прежде всего, интересы самой слабой, незащищённой стороны, того ребёнка, которого вынашивает суррогатная мать, и судьба которого ставится в зависимость от её прихотей и капризов.

Это совершенно несправедливо и грубейшим образом нарушает сразу несколько статей подписанной нами Конвенции ООН «О правах ребёнка», в частности, ст. 7, устанавливающую, что ребёнок с момента рождения имеет право знать своих родителей и право на их заботу, ст. 8 и 9, накладывающие на государства-участники обязанность уважать право ребёнка на сохранение своей индивидуальности, включая семейные связи (ст. 8), равно как и обязанность обеспечить, чтобы ребёнок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию (ст. 9)».

«В данном случае нарушены и несколько статей Европейской конвенции по правам человека, в частности ст. 8 «Право на уважение частной и семейной жизни», а также ст. 14, запрещающая дискриминацию – пользование правами и свободами, признанными в конвенции должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по любым признакам, а здесь лишение ребёнка права на общение с родными ему по крови людьми обусловлено особенностями его зачатия», - полагает юрист.

Директор «Росюрконсалтинга» также заявил, что «даже люди, лишённые родительских прав или ограниченные в родительских правах по суду при соблюдении определённых условий могут быть восстановлены в родительских правах. Родители же этого ребёнка, его дедушки и бабушки могут видеть его только на экране телевизора, они навсегда лишены права на общение с ним, права, закреплённого в Семейном кодексе РФ, а сам малыш не может общаться не только со своими родителями, но и со всей прочей роднёй.

Помимо всего прочего, в расчёт не принимаются законные интересы генетического отца, судьба ребёнка которого определяется вообще без его ведома и участия.

Действующая правовая норма – юридический нонсенс, анахронизм, она не отвечает реалиям нынешнего дня и реально ущемляет права человека».

«На Украине, в Белоруссии, Армении, Казахстане, Киргизии суррогатная мать не вправе оставить себе выношенного ей ребёнка, она обязана передать малыша по рождении его генетическим родителям. Необходимо внести подобные изменения в действующее законодательство и нам», - считает правовед.

«В соответствии с основополагающими принципами международного и российского права при решении любых вопросов, связанных с детьми, необходимо прежде всего исходить из интересов ребёнка. Жаль, что высший судебный орган страны, призванный защищать конституционные ценности, включая семью, которая в соответствии со ст. 38 Конституции находится под защитой государства, забыв об этом, навсегда лишил родителей сына, а ребёнка семьи, оставив мальчика у чужих ему людей», - сказал в завершение Свитнев.

Полный текст комментария Константина Свитнева читайте здесь.


Информационная служба сайта www.surrogacy.ru





Новости