Новости  

Наши журналисты продолжают расследование критической ситуации, сложившейся вокруг программ суррогатного материнства на Украине. На этот раз мы связались с гражданкой Италии, которая в отличие от Жанэт Руньон, обвиняющей одну украинскую клинику репродуктивного здоровья, стала жертвой украинских посредников, мошенников и вымогателей.  Тем не менее, она также как и г-жа Руньон, продолжает бороться за своего ребенка, которого удерживает злобная украинская суррогатная мать. Некоторые имена и названия были изменены по причине конфиденциальности, так как итальянская пара все еще надеется покинуть Украину вместе со своим ребенком.

Украина: «Репродуктивный рай» обернулся кошмаром для одной итальянской пары

Эксклюзивное интервью г-жи Росси для SURROGACY.RU

SURROGACY.RU: Г-жа Росси, Вы приехали на Украину с целью реализации программы суррогатного материнства. Почему Вы решили обратиться к услугам суррогатной матери? Почему на Украине?

К сожалению, после экстренной операции по удалению матки мы решили обратиться к услугам суррогатной матери. Мы собрали некоторую информацию как о медицинской части, так о юридической стороне программы, и Украина показалась нам хорошим вариантом: не слишком далеко от дома и финансово выгодно. Я была вынуждена обратиться к суррогатному материнству не из-за того, чтобы не вынашивать беременность, а из-за любви к детям и желания создать семью.

SURROGACY.RU: Расскажите нам, пожалуйста, о Вашей программе суррогатного материнства. Как Вы узнали об этой клинике репродукции и суррогатной матери? Вы были ранее знакомы с этой девушкой?

Мы связались с этой компанией через Интернет. Они нам перезвонили. Девушка представилась Сарой. Сейчас мы знаем, что ее настоящее имя – Ваня. Она сказала, что живет в Тоскане. Она также добавила, что была одной из первых клиенток этой компании, предоставляющей услуги суррогатного материнства. (Сейчас Ваня представляется другим потенциальным клиентам Клаудией, но это - один и тот же человек).

Мы договорились о встрече и отправились на Украину для того, чтобы узнать подробную информацию о программе, а также, чтобы поговорить с врачами клиники. В аэропорту нас ожидал их водитель и Нина, молдаванка, которая говорила по-итальянски и представилась владелицей той компании, предлагающей услуги суррогатного материнства. Наш визит на Украину продлился 5 дней.

В тот раз они повезли нас в клинику репродуктивного здоровья, где у нас была встреча с врачом, Галиной. Она подробно рассказала нам о медицинской стороне программы, вписала наши имена и медицинские данные в специальные бланки, сделала ксерокопии анализов, которые нам сказали сделать до приезда в клинику, а также сделала копии спермограммы мужа. Мы подписали контракт с клиникой, который уполномочивал их начинать программу, задействовать анонимного донора (будто в этом была необходимость) и суррогатную мать, которой будут перенесены наши эмбрионы. Все документы были составлены на двух языках: украинском и итальянском.

В довершении мы встретились с одним господином, который представился президентом компании по сопровождению услуг суррогатного материнства. Мы подписали контракт с компанией и произвели первый платеж на сумму 7000 евро. Сейчас нам известно, что этот контракт не имел никакой силы, так как штамп компании, который стоял в контракте, был фальшивым. Однако в тот же день нам выдали квитанцию на оплату с таким же фальшивым штампом.

Мы попросили о встрече с суррогатной матерью. Но нам сказали, что они должны поговорить еще с 2-3 кандидатками и решить, какую из них выбрать. Следовательно, это будет возможно в следующий раз, когда будет производиться перенос эмбрионов, и мы приедем для сдачи биоматериала. Сейчас нам стало известно, что они никогда не встречались с суррогатными матерями. Они не располагают данными об их психическом здоровье, не имеют никакой другой информации о них. Единственное, что их интересует – это, то, что женщина нуждается в деньгах, живет в плохих и скудных условиях, безработная или без образования.

Месяц спустя они связались с нами по электронной почте (как всегда), чтобы сообщить, что они начали нашу программу, и мы должны приехать на Украину в конце ноября. Они сообщили нам, что мы должны приехать, и это - за три дня до сдачи биоматериала. Вы можете представить, с какими проблемами мы столкнулись: отпроситься с работы, успеть заказать билеты. В результате, мы были вынуждены купить два билета в первый класс.

По прибытии нас отвезли в отель, как обычно (у них были две дачи для размещения иностранце, но условия в них оставляли желать лучшего). В назначенный день мы отправились в клинику репродукции для сдачи материала. Мы попросили их о встрече с суррогатной матерью и ее мужем, но они сказали, что те не смогли приехать. Снова заверили нас, что все идет хорошо, что суррогатная мать и ее муж подписали все необходимые документы, и все в порядке. Сейчас мы знаем, что они не подписывали никакого контракта ни с суррогатной матерью, ни с ее мужем. Только после рождения они дали бы им на подпись контракт, который мы подписали уже в самом начале программы. Также, они ничего не заверяют у нотариуса. Единственные документы, которая подписывает суррогатная мать, - это согласие на перенос ей наших эмбрионов, план переноса эмбрионов и согласие на оказание услуг суррогатного материнства (следует заметить, что врачи другой клиники сделали все в соответствии с законом, заставили ее подписать все документы и заверили их).

В эту встречу, мы сделали второй платеж на сумму 6000 евро. Нам выдали квитанцию с тем же фальшивым штампом.

Неделю спустя, после того, как мы вернулись в Италию, они присылают нам заключение врача, план переноса. К сожалению, первая попытка оказалась неудачной, и они начали другую программу.

В конце февраля нам позвонили и сказали, что мы должны быть на Украине в первых числах марта. Я не смогла приехать, так как находилась в командировке за границей. Итак, нам снова пришлось отложить свой визит. В конце концов, мы смогли приехать туда в конце апреля. Они всегда информировали нас в последнюю минуту, что создавало нам проблемы: отпроситься с работы и купить билеты на самолет.

Во всяком случае, мы приехали и сдали биоматериал, но на этот раз в другой клинике (отличная клиника, очень дружелюбный персонал). Спрашиваем причину смены клиники, и нам отвечают, что здесь врачи более квалифицированные (на самом деле, предыдущая клиника репродукции отказалась работать с ними, так как они подделали документы). Спустя 15 дней после возвращения домой мы получили письмо от Нины – на этот раз результат был положительным. Суррогатная мать - беременна. При воспоминании о счастье в то время и при мысли о разочаровании сегодня у меня на глазах выступают слезы.

От случая к случаю, в общем 4 раза, Нина информирует нас о развитии беременности и сделанных анализах. Я не получила от нее ни снимка УЗИ, ни результатов анализов. Она забывает информировать меня, и всегда приходилось писать мне, для того, чтобы узнать какую-либо информацию. По истечении 3-го месяца беременности отправляем им квитанцию о произведенном платеже на сумму 6000 евро.

Однажды вечером Нина позвонила нам и сказала, что возникли некоторые проблемы, и нам необходимо немедленно приехать. Не знаю, как у нас получилось приехать. Путешествуем всю ночь, чтобы успеть на самолет, который на следующий день летит на Украину. Мы приезжаем, и нам сообщают, что суррогатную мать положили в больницу в каком-то маленьком городе, и она скоро родит.

Родилась девочка, живая. Ее немедленно перевели в другую больницу в соседнем городе, где есть специальное оборудование для детей, рожденных раньше срока, и положили в инкубатор.

Только сейчас нам стало известно, что роды были вызваны искусственно. Суррогатная мать была на 28 неделе беременности.

SURROGACY.RU: Кто отвечал за организацию Вашей программы и за ее юридическую часть? Почему Вы не обратились в профессиональную юридическую компанию?

Нашей программой занималась Нина, но работала она поверхностно и безответственно. Я часто писала ей сама для того, чтобы узнать новости о программе, но она мне не отвечала. Как-то она написала мне, что очень занята и не может потакать всем моим капризам. К другим юристам мы не обращались, потому что они сказали нам, что у них в компании есть свои юристы. В тот день, когда мы подписывали контракт (недействительный), нам представили одного сотрудника как юриста, сказав, что мы можем задавать ему любые вопросы для того, чтобы развеять все наши сомнения. Только представьте, первый вопрос, который я задала: «Что, если потом нам не отдадут ребенка?». Меня заверили, что это – невозможно, потому что никому не нужен чужой ребенок, суррогатные матери проходят жесткий отбор, и, потом, украинские законы очень прозрачны, а статья № 123 защищает права будущих родителей.

SURROGACY.RU: Программы суррогатного материнства могут быть довольно затратными. Сколько заплатили Вы? Как Вы собрали средства на свою программу репродукции?

В целом, мы заплатили 30 000 евро, исключая расходы на дорогу, перелет и проживание. Эти деньги мы собрали, работая и откладывая. Плюс еще деньги, которые мы почти год платим за питание и проживание, а также затраты на адвокатов и прочее. Вы можете представить, сколько мы уже потратили. Если бы мы поехали в другую страну на программу суррогатного материнства, мы заплатили бы такую же сумму, не имели бы таких проблем и неприятностей и сэкономили бы деньги.

Ситуация все еще не разрешилась. До тех пор, пока я не связалась с юридической компанией, специализирующейся на вопросах суррогатного материнства, все только пытались воспользоваться нашей ситуацией, взять деньги и ничего не сделать, чтобы помочь нам.

SURROGACY.RU: Говорят, Вы воспользовались донорством яйцеклеток. Следовательно, ни вы, ни суррогатная мать не имеете генетической связи с ребенком?

Да, именно так. Я также пыталась использовать свои яйцеклетки, но мне посоветовали воспользоваться донорскими яйцеклетками для достижения лучшего результата. Суррогатная мать не имеет никакой генетической связи с ребенком. Она это знает настолько хорошо, что, в конечном итоге, попыталась запугать нас и обернуть скандал в свою пользу, что заявила об этом даже по украинскому телевидению.

SURROGACY.RU: Ваша дочь родилась в ноябре 2010. Что случилось потом?

Потом случилось что-то совершенно невообразимое. Сейчас я Вам расскажу. Надеюсь, что Вы располагаете временем, так как история очень длинная. Уже год, как мы сражаемся, а она все еще продолжается.

Итак, как я уже Вам говорила, девочка родилась, и ее немедленно увезли в специализированную больницу. Три дня спустя после ее рождения мы с мужем переехала в этот город. За день до нашего переезда мне позвонила Нина из той компании, сопровождающей суррогатное материнство. Она сказала, что они решили отправить в больницу суррогатную мать, чтобы девочка могла получать материнское молоко и иметь больше шансов для того, чтобы выжить. Я была совсем не согласна с этим решением, но она заверила меня, что все – под контролем: суррогатная мать – очень добрая женщина, и каждый день молоко девочке могу давать я, тем самым контакта между суррогатной матерью и девочкой не будет. На самом деле, все вышло по-другому.

Итак, продолжаю. Как я и говорила, в вечер нашего переезда я попросила привезти меня в больницу, чтобы увидеть свою дочь, которая лежала в инкубаторе. Она была такая красивая, маленькая, беззащитная. Я тут же ее полюбила. Она очень была похожа на моего мужа. Она была такая милая и беззащитная, ждала, что мама с папой заберут ее и будут любить. Оказалось, это стало невозможным благодаря плохому управлению и вялости украинского закона, отсутствию профессионализма и этики, совести, морали, человечности со стороны судей, которые работают в Суде того города, где родилась девочка.

Здесь я также встретилась с суррогатной матерью, которая немедленно спросила у меня деньги на пребывание в больнице и питание. Думая, что ситуация находится под контролем, я дала ей 700 гривен на неделю. Я также принесла ей все необходимое для малышки: пеленки, бутылочку для кормления и прочее. Ситуация сразу же показалась очень странной. Меня не пустили в отделение, где лежала дочь. Я осталась на лестничной площадке, куда вышла поговорить со мной суррогатная мать. Ребенка я могла видеть только через дверь отделения, так как комната, где находились инкубаторы, была расположена прямо напротив двери, ведущей на лестничную площадку. Кроме того, суррогатная мать и ее муж говорили мне, что я не должна появляться здесь каждый день. Я не должна ни с кем разговаривать, дабы не дать понять, что я – иностранка, так как в этой больнице работает их тетя, которая не знает, что они участвовали в программе суррогатного материнства. Итак, они не хотели, чтобы я приходила в больницу каждый день. Суррогатная мать сказала, что сама позаботится о девочке. Вы можете себе представить мое разочарование и беспокойство: моя дочь в руках чужих людей. Потом, спустя какое-то время мы узнаем, что не было никакой тети. Они не хотели, чтобы персонал больницы заподозрил, что речь идеи о суррогатном материнстве. Как нам стало известно, эта банда мошенников сказала суррогатной матери, что я ни в коем случае не должна приближаться к ребенку и ухаживать за ней в больнице.

Я была очень взволнована и немедленно позвонила Нине из той компании по суррогатному материнству. Но она сказала мне успокоиться, заверила, что все – под контролем, что никто не станет отбирать нашего ребенка. Итак, я продолжала ходить в больницу в течение 10 дней, всегда поздним вечером. Я смотрела на дочку с лестничной площадки, стараясь не проронить ни звука, будто я – какая-то воровка. Каждую неделю я давала по 700 гривен суррогатной матери на пребывание в стационаре больнице, покупала и приносила лекарства, которые требовались ребенку. Каждый раз, когда я приходила, суррогатная мать принимала раздраженный вид, ничего не говорила мне о состоянии малышки, только старалась быстрее выпроводить меня. С каждым разом беспокойство нарастало, ситуация нравилась мне все меньше и меньше. Я попросила Нину пригласить сюда президента компании. Она ответила мне, что в этом нет необходимости, что мы должны сохранять спокойствие, так как девочка все же развивается.

В те дни мы отправили платеж на сумму 14 000 евро на имя Нины в банк в Молдавии.

Первые неприятности начались, когда я попросила о встрече с врачом, который наблюдал мою дочь.

SURROGACY.RU: Возможно ли, что на самом деле, целью было отдать Вашего ребенка какой-нибудь состоятельной украинской семье, которая желает усыновить здорового младенца?

Это было одним из наших предположений в самом начале. Но на самом деле, как нам стало известно, одна группировка из того города, где живет суррогатная мать, хотела войти в долю с компанией, сопровождающей суррогатное материнство, по крайней мере, тогда, когда к ним приезжают суррогатные матери из этого города. Они хотели получить от нас другую сумму, помимо той, которую мы заплатили этой компании. По нашему предположению, около 40 000-50 000 евро. Самое настоящее вымогательство денег, когда похищают человека. Это – именно то, чем ситуация обернулась, в конечном итоге.

Членами этой преступной группировки являются врач, адвокат суррогатной матери, некий Владимир (не знаю его фамилию), кто-то, кто работает в полиции, и, конечно же, какой-то чиновник того города. Деньги являются движущей силой всей истории. Помимо прочего, мать нашей суррогатной матери усугубила ситуацию, попросив у государства вознаграждение за рождение второго ребенка. Государство выделило им примерно 6000 евро. С этой целью суррогатная мать и ее муж предоставили ложные сведения государству, сказав, что это – их ребенок. Таким образом, они обманули государство. Как им теперь оправдаться перед украинским государством? Недостаточно вернуть деньги, так как они попросили то, на что не имели права, а также подделали документы о рождении.

Теперь, единственно возможное для них решение - это наш отказ от ребенка. Таким образом, они оставят себе деньги, полученные от государства, и спустя несколько месяцев принесут ребенка в специальное учреждение, скажут, что оба не работают, имеют других детей и не могут содержать еще и этого ребенка. Это был бы трагический финал истории, если бы мы с мужем не продолжали сражаться за нашего ребенка, чтобы обеспечить ей счастливую и спокойную жизнь. Именно для этого мы и хотели ее родить, а не для того, чтобы она оказалась в приюте, или, Бог знает, где и с кем, или была продана тому, кто предложит более привлекательную сумму.

Сейчас, снова в том же городе есть еще одна итальянская пара, которая находится в похожей ситуации. Девочки родились в начале сентября и были незамедлительно зарегистрированы под фамилией суррогатной матери и ее мужа. Снова та же группировка связалась с ними и потребовала крупную сумму денег. Однако на этот раз история оказалась еще трагичнее, так как одна из девочек не выжила. Что еще ужаснее, это то, что месяц спустя с момента смерти девочки никто не соизволил забрать ее тело из больницы и похоронить. Суррогатная мать и ее муж не хотят забирать ее. Итальянская пара не может ее забрать, так как их не признают родителями этой девочки. SURROGACY.RU: Не могли бы Вы рассказать о Вашем опыте соприкосновения с правовой системой Украины?

Никогда не встречала более абсурдной и антидемократичной системы, чем украинская. Здесь, даже если ты прав на 100%, но ты – не украинец и никому не даешь денег, никто тебя не будет слушать и ничем не поможет. Позор, что наша дочка до сих пор находится в руках этих злых людей без сердца и совести. Позор, что так попирают права человека. Украина хочет войти в Евросоюз. Но, полагаю, что с таким положением в стране, это – невозможно. Сначала они должны изменить свое поведение. И потом, чем дальше они будут держаться от нас, европейцев, тем лучше.

SURROGACY.RU: Вы получили какое-либо содействие со стороны Итальянского Консульства?

Нет. Они отлично знают, что в данной ситуации я не могу к ним обратиться в виду закона № 40, который действует только на территории итальянского государства. Итак, мы, итальянские подданные, не совершаем преступления, прибегая к суррогатному материнству на территории страны, где это разрешено, так как в данный момент соблюдаем законы принимающего нас государства.

SURROGACY.RU: Опишите, пожалуйста, как проходит Ваш день на Украине в борьбе за Вашу дочь? Где Вы живете? Кто Вам помогает?

В данный момент я проживаю в том городе, где родилась моя дочь. Время от времени, приезжает мой муж, по возможности. Мы снимаем квартиру. Платим за нее каждый месяц, надеясь, что этот платеж станет последним. Каждые 2-3 дня созваниваюсь с адвокатами, чтобы узнать, есть ли у них новости. В остальном, провожу день по–разному: много гуляю и жду, что восторжествует справедливость, и никто больше не встанет у меня на пути. Девушка, которая мне всегда помогала, работает переводчиком с итальянского языка. Она стала мне сестрой. Она всегда оказывала поддержку, помогала понять реальное положение дел.

В отличие от нее компания, предоставляющая услуги суррогатного материнства, получив деньги, оставила нас на произвол судьбы. Они так нам и не позвонили, не поинтересовались, как продвигается дело, удалось ли нам вернуть нашу дочь. Они испарились, как настоящие мошенники и преступники. Только представьте, два последних платежа были произведены нами для получения свидетельства о рождении с нашими именами в качестве родителей, переведенного на итальянский язык, и паспорта на ребенка. Они только присвоили деньги и ничего не стали делать. Поняв, что ситуация – деликатная и сложная, они испарились.

SURROGACY.RU: Была ли у Вас возможность увидеть ребенка после рождения? Есть ли какая-либо возможность увидеть ее сейчас?

Как я уже говорила ранее, в виду состояния, угрожающего здоровью, девочку сразу после рождения увезли в соседний город, где находится специальная больница для детей, рожденных раньше срока. Я тоже переехала в этот город и могла навещать дочь каждый день в течение двух недель. Суррогатная мать не хотела, чтобы я ходила в больницу, и всегда создавала много трудностей и проблем. Но я все равно ходила, потому что хотела знать, как себя чувствует мой ребенок, находясь между жизнью и смертью. Однажды у меня состоялся долгий разговор с врачом, который наблюдал мою дочь и информировал меня о состоянии ее здоровья, о ситуации и о возможных рисках. Каждый раз, когда я приходила в больницу, суррогатная мать и ее муж просили у меня денег на питание или для ребенка. Ситуация очень неприятная. С начала декабря ситуация стала еще хуже.

Суррогатная мать и ее муж больше не разрешали мне навещать дочь. С того момента я не видела ее до конца марта, когда суррогатная мать и ее муж дали интервью на частном телеканале, в котором рассказали о своем участии в программе суррогатного материнства. Они заявили, что были вынуждены зарегистрировать ребенка под своей фамилией и привезти ее домой, так как никто не заплатил им вознаграждение и не заявил о своих правах на ребенка. Все было ложью. Когда я увидела дочь по телевизору, мне стало еще хуже. Не могу забыть эти грустные глаза, которые уже никогда не будут улыбаться. Она лежала в кроватке, кормили ее из бутылочки. В то время как лица суррогатной матери и ее мужа были затемнены с целью, чтобы их не узнали, они открыто демонстрировали ребенка перед камерой, думая создать нам этим проблемы.

На какое-то мгновение мне стала невыносима эта сцена. Я пробовала несколько раз обратиться в социальные службы. Так как они знали, что речь идет о суррогатном материнстве, мне отвечали, что я – не мать, т.е. никто. И это я нахожу еще большим позором, так как все знают правду, но никто не хочет ничего сделать. Иногда я спрашивала себя, как бы чувствовали себя они, будь их ребенок в похожей ситуации, или они вели бы себя по-другому, будь я гражданкой Украины. Во всяком случае, социальные службы были осторожны. Они защищали только суррогатную мать, в то время как им следовало бы действовать в интересах ребенка. Кроме того, у меня есть все документы, доказывающие, что речь идет о программе суррогатного материнства, не говоря уже о полном признании суррогатной матери и ее мужа по телевидению. Я также спрашивала, можно поместить девочку в специальную общественную структуру или пансионат до окончания процесса, чтобы я могла навещать ее каждый день и быть с ней рядом, но также и эта просьба оказалась бессмысленной. Наоборот, никого не волновало, что девочка растет в неподобающей обстановке, с людьми, которые не являются ее родителями и не любят ее, а только ждут удобного момента отдать ее кому-либо или оставить на произвол жестокой судьбы и обречь ее на жизнь без надежды и перспективы. Возможно ли, что они не знали, какую психологическую травму они причиняют маленькому ребенку? Или, может быть, работники социальных служб не изучали психологию и педагогику? Легче всего сделать вид, что ничего не происходит, не предпринимать никаких действий, не расследовать, не вникать в ситуацию, бездействовать, придумывать отговорки под предлогом затяжных процедур, надеясь, что пройдет время, и я сдамся. Какой непрофессионализм! Конечно, им было так спокойнее. Я не могла понять, как совесть позволяет им так вести себя и жить, припеваючи. Нет, я просто не могу этого понять, потому что родилась в другой стране.

SURROGACY.RU: Вы просили помощи у итальянских или украинских политиков? Что Вы ожидаете от политиков сегодня?

Итальянские политики не могут вмешаться в ситуацию, происходящую на Украине. Я писала письмо президенту с просьбой о помощи и справедливости. Прошло семь месяцев, но мне никто не ответил. Я поняла, что, так как мы – иностранцы, никто не будет заниматься нашими проблемами, никто не станет нас защищать. Только вот деньги этих иностранцев любят все. На самом деле, это – позор. 4 месяца назад суррогатная мать заявила на государственном канале, что участвовала в программе суррогатного материнства и зарегистрировала на себя ребенка, а мы, итальянская пара, пытаемся вернуть этого ребенка. Но никто никак не отреагировал. Наша ситуация никому не интересна, не говоря уже о политиках. Мне говорят о демократии, о справедливости, а где же они? Точно не на Украине. Профессиональная этика здесь не существует, о моральных принципах и речь не идет. Только представьте: не было ни одного политика или законодателя, который должен был бы подать пример остальным и протянуть нам руку помощи,. Но ведь должны же быть нормальные люди на Украине.

SURROGACY.RU: По Вашему мнению, кто стоял за этим? Какая причина была всему этому фарсу?

За всем этим стоят деньги, и люди без чести, совести и чувств. За всей историей стоит группировка, которая жаждет денег. Именно они, запугав суррогатную мать, дали ей установку забрать девочку домой. Именно они заставили суррогатную мать и ее мужа зарегистрировать ребенка на свое имя в ЗАГСе. В общем, вымогательство. Ситуация осложнилась из-за невежества и жажды денег со стороны суррогатной матери и ее семьи. Спустя 2-3 недели после рождения ребенка муж суррогатной матери подал документы для оформления детского пособия, заявив, что это их ребенок. Они подделали свидетельство о рождении и обманули государство. Тем временем, преступная группировка и мысли о поражении не могла вынести. Они делали все, чтобы мы напрасно тратили время на судебные процедуры. Они подкупали как можно больше людей, доставляли нам всевозможные неприятности, надеясь на то, что мы отступим. Они посоветовали суррогатной матери притвориться любящей матерью. Купили ей одежду, пеленки, коляску и т.д. Но все же они боялись, что суррогатная мать и ее муж могут выдать их имена, когда их арестуют и начнут допрашивать о подделке документов, даче ложных показаний, обмане, который нанес вред украинскому государству, о похищении ребенка с целью выкупа. Итак, единственный выход они видели в том, что мы отказываемся от своих прав на ребенка и уезжаем домой. Затем суррогатная мать принесет ребенка в специальное учреждение, скажет, что не сможет содержать ее, что у нее нет на это средств: они с мужем – безработные. Но планы их не увенчались успехом. Никому наша дочка не была нужна. Все хотели денег и денег больших. Все стало возможным благодаря компании, оказывающей услуги суррогатного материнства, которая никогда не подписывает контракты с суррогатными матерями и их мужьями для того, чтобы не платить налоги и сэкономить на всем: на нотариусе, юристах и медицинских страховках. В то время как нас, биологических родителей убеждают, что все делают по правилам, даже контракт. Бандиты!!!

SURROGACY.RU: Какова Ваша стратегия сейчас, чтобы вернуть ребенка?

Единственный способ, который я считала и считаю возможным, - добиваться справедливости с помощью закона. Так как сейчас нам разрешили снова открыть судебный процесс, мы пойдем дальше. Примерно в середине октября должно состояться первое слушание. Говоря откровенно, я не могу понять, почему судья медлит с принятием решения в нашу пользу и разрешением на проведение ДНК теста, если принять во внимание то, что я представила все документы из клиники репродукции, которые подтверждают программу суррогатного материнства, и признание, сделанное по телевидению суррогатной матерью и ее мужем. Пытаться заставить нас напрасно терять время и надеяться, что мы уедем, - просто абсурдно. Я не оставлю своего ребенка в руках этих бессердечных и глупых обманщиков и пойду до конца, даже, если мне придется обращать в Международный Суд по Правам Человека в Страсбурге. Одно – точно: чем больше мы сражаемся, тем больше они заплатят нам в конце.

SURROGACY.RU: Судебный процесс на Украине затягивается и кажется теперь кафкианским. С какой целью это делается?

На Украине мы – иностранцы и чувствуем себя из-за этого неуютно. Мы чувствуем себя уверенно только, когда платим деньги. У нас нет права жаловаться. Никто не хочет быть замешанным в скандале, начиная с этой компании, предоставляющей услуги суррогатного материнства, особенно, когда люди совершают что-то незаконное и им есть, что скрывать. Судья, который вел первый процесс, был заодно с адвокатами суррогатной матери, а также со всеми нашими предшествующими адвокатами, которые только насмехались над нами. Они пытались заставить нас потерять время и деньги для того, чтобы измучить нас и заставить уехать с Украины. Все делали вид, что работали, не предпринимая ничего на самом деле. Адвокат, которого мы наняли в городе, где живет суррогатная мать, поспешил тайно сговориться с адвокатом суррогатной матери с целью нанести нам вред. Но, по счастливому стечению обстоятельств, план его сработать не успел: мы отозвали иск раньше. Адвокаты, которых мы наняли, брали у нас деньги на бензин и командировочные, мотивируя это тем, что направляются в город, где находилась суррогатная мать, для расследования. Затем они рассказывали нам истории о том, что они увидели, нашли, узнали. Они даже придумали, что судья, который вел процесс, разрешил провести тест ДНК. Как оказалась, причиной всему были деньги, в случае судей – страх загубить карьеру и страх перед тем, что кто-нибудь им навредит. Адвокат суррогатной матери была задействована в этой группировке, которая запугивала людей с целью получения того, что им нужно от них.

Сейчас никто не хочет помогать нам, потому что все боятся потерять что-нибудь. И, потом, все боятся большого скандала, потому что то, что они сделали – это позор, мягко говоря. Государству и политикам невыгодно предавать историю огласке. В противном случае, иностранные пары, которые намереваются прибегнуть к суррогатному материнству, незамедлительно исключат Украину из своего списка, потому что здесь нет закона, который их защищает. А суррогатное материнство – это бизнес, который приносит деньги, большие и легкие, и дает работу.

SURROGACY.RU: У Вас остались криоконсервированные эмбрионы в клинике репродукции? Если да, то намереваетесь ли Вы использовать их в какой-либо более дружелюбной стране?

Да, у нас остались эмбрионы в клинике репродуктивного здоровья. Надеюсь. На самом деле нас с мужем никто не информировал, развивалась ли беременность. Честно говоря, мы еще не думали о возможности использовать их в какой-либо другой стране. Точно не на Украине. Наша цель сейчас – вернуть ребенка и увезти ее домой. Нужно найти клинику, которая проникнется нашей ситуацией, сделает нам скидку и окажет сильную экономическую поддержку. Конечно, сейчас я задумываюсь о том, чтобы подарить брата или сестру нашей дочери. Если бы это было возможно, я хотела бы троих детей.

SURROGACY.RU: Сколько Вы еще сможете оплачивать защиту своих интересов и компанию мирового масштаба для получения поддержки?

Трудно дать ответ на этот вопрос. Сейчас нам помогают мои родители, а потом – посмотрим. Мы все равно найдем выход, даже если нам придется взять кредит. Конечно, я буду продолжать настолько, насколько мне позволит закон, до тех пор, пока не верну своего ребенка, даже, если мне придется обращаться в Международный Суд по Правам Человека в Страсбурге. Вы можете представить себе размах скандала? Страна издает законы, подробно рассказывает о ст. 123 Семейного Кодекса Украины, а потом выясняется, что никто эти законы не соблюдает, начиная с законодательных органов и Прокуратуры. И они еще думают о том, чтобы войти в Евросоюз!!!!!!

SURROGACY.RU: В силу своего либерального законодательства Украина может показаться иностранным гражданам раем репродукции. Ваша история также кажется сказкой, которая обернулась кошмаром. Какого мнения Вы сейчас о правовой системе Украины?

Палка о двух концах. Антидемократичная донельзя. Даже, если ты прав, ты можешь добиться чего-либо, только если у тебя есть деньги, иначе никто не поможет и ничего не сделает. Базовые права человека не гарантированы. Еще хуже обстоит ситуация с правами ребенка. С января я прошу провести ДНК тест. Но ни одного судьи не достало мужества, профессиональной и человеческой этики, чтобы удовлетворить мою просьбу. Справедливости нет, законы не уважают. На самом деле, это – отвратительно. Законодательные органы реагируют слишком медленно, для иностранцев – не работаю вообще. Такое ощущение, что используются двойные стандарты. Кроме того, я не могу понять, как человек, который изучал право и работает в правовой системе, может быть настолько безучастен к тому, что происходит. Особенно, если принять во внимание, что, в конечном итоге, жертва всей этой ситуации – невинное и беззащитное существо, ребенок, лишенный достойного будущего. Если бы я была судьей или юристом, я не смогла бы уснуть, зная, что причиняю вред малышу. Но, очевидно, я – итальянка, а не украинка. Что касается меня, то совесть у меня есть и представляет для меня ценность.

SURROGACY.RU: Что Вы могли бы посоветовать человеку, который хочет организовать программу суррогатного материнства на Украине?

Подумать очень хорошо и выбрать другую страну. Украина не готова к бизнесу с иностранцами – здесь слишком высокая коррупция, жажда денег. Именно по этой причине люди вынуждены обманывать и причинять вред другим. Кроме того, в этом бизнесе вращается слишком много не обученных, не квалифицированных людей, которые не знают ни законов, ни должных процедур для того, чтобы защитить нас, иностранцев. Нет, суррогатное материнство в таком виде, в каком оно сейчас существует на Украине, - невозможно. Государство не защищает ни коей мере. Однако, тому, кто все-таки хочет начать программу суррогатного материнства, я посоветовала бы иметь дело только с клиникой, у которой есть в штате надежные и проверенные юристы. Теперь я бы уже обратилась в клинику, в которой есть свой собственный отдел юристов, специализирующихся в области суррогатного материнства.

SURROGACY.RU: Г-жа Росси, благодарим Вас за интервью.

Это я должна Вас благодарить. Надеюсь, Вы понимаете значение слов, которые я использовала, хотя они могут показаться резковатыми. Прошел почти год, с тех пор, как я пытаюсь вернуть своего ребенка, но ситуация до сих пор не разрешилась. Да, это – нелегко! Я оставила все ради ребенка. Жизнь моя сломана. Но я не могу оставить дочь на Украине, я себе этого никогда не прощу. Я буду биться до последнего вздоха, даже, если это – последнее, что я могу сделать. Я имею право на счастье и спокойную жизнь. Есть много причин, по которым я решила предать огласке мою историю. Во – первых, надеюсь, что иностранные пары, которые хотят прибегнуть к суррогатному материнству, будут более осведомлены и не попадут в руки мошенников, людей без чести, непрофессионалов, таких, которые работают в этой компании по предоставлению услуг суррогатного материнства. Также надеюсь, что иностранные пары поймут, как важно заранее иметь какую-либо информацию, иметь юристов, которые защищают интересы с самого начала программы. Надеюсь, что иностранные граждане хорошо подумают, в какую страну им поехать на программу суррогатного материнства, и будут руководствоваться не только экономическими соображениями, а соображениями о своем умственном, психическом и физическом здоровье. Во-вторых, надеюсь, что украинские законодатели пересмотрят законы о суррогатном материнстве. Если им не по силам защитить и родителей, и ребенка (что они уже продемонстрировали), им стоит заняться поисками другой работы. Им следует прекратить реализовывать программы суррогатного материнства для иностранных клиентов, если они не могут заставить своих граждан уважать Семейных Кодекс (ст. 123), или они должны максимально защищать иностранных граждан, гарантировать, что никто никогда не будет вымогать у них деньги и не отнимет ребенка. Кроме того, они должны контролировать, чтобы в компаниях, предоставляющих услуги суррогатного материнства, работали честные люди с аккредитацией и соответствующими знаниями. Я считаю, что нужно заключать контракт между суррогатной матерью и будущими родителя и регистрировать его в соответствии с нормами закона.

Новости