Предыдущая Список статей Следующая

Расследование программы "Максимум" телеканала НТВ

Сенсационная правда о том, как "делают детей"!
(эфир НТВ, суббота 29 апреля 2006 года, 19:55)

Это многодневное расследование тележурналистов, вылившееся в семь с половиной минут эфирного времени, представляет несомненный интерес для генетических родителей, потенциальных сурмам и для общества в целом. Публикуем материалы расследования и приглашаем всех к обсуждению затронутых в нём проблем.

"ПРАВДА-МАМКА"

Человеческий инкубатор. Они рожают оптом и в розницу для богатых клиентов. В каких условиях содержат суррогатных матерей? Есть в России абсолютно рыночная отрасль - суррогатное материнство, доходный бизнес со специальными агентствами, врачами и фабриками по производству младенцев. Но знают ли бесплодные пары как им "делают детей?".

РАССЛЕДОВАНИЕ КСЕНИИ ИЛЬИНОЙ

Ксения Ильина Ксения Ильина:

« ... Есть в России абсолютно рыночная отрасль - суррогатное материнство, доходный бизнес со специальными агентствами, врачами и фабриками по производству младенцев ... »

Репортёр:
В большом городе у Инессы нет ни работы, ни денег. Ютится в квартире на окраине у подружки. 2 года назад в Оренбурге у Инессы был собственный дом и другая жизнь. Уже могла и внука нянчить - дочь рано вышла замуж и родила, когда самой Инессе не было и тридцати пяти. Только самые близкие знали отчего она решила бросить всё и стать матерью для чужого ребёнка.

Инесса:
Я решила искупить вину. Я сделала уже на большом сроке аборт. Это были два мальчика, и они до сих пор стоят у меня в глазах.

Репортёр:
Другая причина - Инесса думала заработать. По телевизору рассказывали, что в Москве суррогатным матерям за 9 месяцев платят больше, чем в Оренбурге на фабрике за 10 лет. Инесса могла бы и сама найти генетических родителей, могла обратиться в специализированную клинику. Там бы помогли. Но из Оренбурга не очень-то разберёшься, что к чему, и она отправилась в Москву по случайно попавшемуся на глаза объявлению: "Фирма посредник набирает суррогатных матерей". За "вынос тела" ей пообещали 10 тысяч долларов. Агентство, в которое обратилась Инесса находится на севере Москвы за вот этой дверью, не таблички, не звонка. Две небольшие комнаты и приёмная, вот и всё "юридическое бюро суррогатного материнства".

Академик Кулаков:
Так, задать вопрос главному акушеру-гинекологу России Кулакову Владимиру Ивановичу.

Репортёр:
В Интернете, на сайте агентства главный акушер-гинеколог России академик Кулаков Владимир Иванович значится кем-то вроде консультанта.

академик Кулаков В.И.
Академик Кулаков:
« Что здесь за ситуация, смотри? Что, я там, что ли консультантом? »

Помощник академика Кулакова:
« Никакого договора у нас с ними нет. »

Репортёр:
Академик Кулаков объясняет, что в России бум суррогатного материнства, вот и возникли посредники. Для закона их не существует, значит, и ответственности они почти никакой не несут, зато неплохо зарабатывают.

Инесса:
Очень обидно за тех девчонок, которые едут по факту бесправные, без денег из деревень и провинции. В Интернете подают "клюкву в сахаре", по телефону разговаривают ласково.

Репортёр:
После ласковых телефонных уговоров в Москве Инессу ждал холодный приём у генерального директора.

Инесса:
Суррогатных мам он вообще за людей не считает, то есть "мясо, рабочее мясо".

Репортёр:
Дальше было только хуже. В ожидании клиентов родителей Инессу поселили в малогабаритной квартире с несколькими соседками.

Инесса:
Спали вдвоём "валетом" на одном диване и одна из нас спала на полу.

Репортёр:
На жизнь будущим мамам давали 1000 рублей на неделю.

Инесса:
Генетическим-то родителям он говорит, что к нам чуть ли не домработница приходит. Ананасы с апельсинами мы тут кушаем, витамины.

Репортёр:
Что было дальше ей до сих пор больно вспоминать. В последний момент операцию внезапно отменили, а затем поставили диагноз - миома. Она уверена - эта опухоль возникла из-за гормонов, которые ей кололи, готовя к так и несостоявшемуся оплодотворению.

Инесса:

« ... Генетическим-то родителям он говорит, что к нам чуть ли не домработница приходит. Ананасы с апельсинами мы тут кушаем, витамины ... »
Инесса

Инесса:
Либо она уже была, и они мне начали стимулировать, либо от стимуляции вот эта миома и образовалась.

Репортёр:
680 рублей - столько получила Инесса от агентства за испорченное здоровье и на билет домой.

Репортёр:
Вот эта улица, вот эта дверь. Мы решили проверить историю Инессы и отправились в агентство устраиваться на работу суррогатной матерью. Директор Сергей Лебедев ведёт в кабинет.

Репортёр:
Ну это что-то надо как-то заключать договор или как?

Директор Лебедев:
Договор мы заключаем тогда, когда есть о чём заключать договор, то есть когда беременность подтверждена. Когда беременности собственно нет, Вы только пытаетесь забеременеть, о чём подписывать договор?

улица и дверь
Репортер:
« Вот эта улица, вот эта дверь... »

Репортёр:
Он огорошил с порога, никаких гарантий, шансы забеременеть - меньше 50%. При неудаче не получишь ничего, как Инесса. Проблемы со здоровьем возможны, но, кто не рискует...

Директор Лебедев:
Если какие-то осложнения медицинского характера будут, по-человечески как бы я могу сказать, что шанс подавать в суд на клинику есть, шанса его выиграть нет!

Репортёр:
Второй раз мы пришли в юридическое бюро под видом потенциальных клиентов. С желающими воспользоваться услугами суррогатной мамы здесь обращаются вежливо и обходительно, неудобные вопросы деликатно обходят стороной.

"Родители":
Мы хотим понимать, в каких условиях она живёт, что ест, что пьёт, да?

Директор Лебедев:
Вам скажет любой гинеколог или акушер, что ест суррогатная мама, количество того, что она ест, чем она питается и насколько здоровой пищей не очень принципиально потому, что ребёнок высосет у неё всё из ногтей, из волос, из костей, отовсюду!

Репортёр:
35 тысяч долларов - столько запросил юрист Лебедев за суррогатное материнство. Позже, во время официального интервью он объяснил: "Не для себя одного старается".

Директор Лебедев:
Идут на эти вещи не за "спасибо". У них как бы есть цель получить свою компенсацию.

Репортёр:
В среднем это сколько?

Директор Лебедев:
12 до 15 тысяч долларов. При этом во время беременности они находятся на некоем пансионе.

Директор Лебедев Директор Лебедев:

« ... что ест суррогатная мама, количество того, что она ест, чем она питается и насколько здоровой пищей не очень принципиально потому, что ребёнок высосет у неё всё из ногтей, из волос, из костей, отовсюду ... »

Репортёр:
У него и благодарные суррогатные матери всегда под рукой. Вот Ирина - её рассказ хоть сразу в рекламный буклет - попробовав раз, хочет ещё.

Ирина:
Я решила стать суррогатной мамой потому, что мне нужны были деньги. Растила ребёнка одна, было очень тяжело, ещё разочек к нему обязательно пойду. Через 2 года.

Репортёр:
У Инессы свои свидетели обвинения. В этом доме живёт Ольга.

Инесса:
Мы сейчас к этой девочке зайдём, она Вам расскажет, как произошёл выкидыш. Она много чего расскажет.

Репортёр:
Они познакомились в агентстве, а потом у Ольги случился выкидыш.

Инесса:
А почему выкидыш был?

Ольга:
Генетические отклонения у родителей. У папы.

Репортёр:
Вместе с дочкой Ольга живёт в квартире, обои в которой прибиты к стенам гвоздями. Правда, снимает жильё агентство. Ольге даже заплатили за выкидыш 500 долларов и обещали - будет хорошо себя вести, попробуют ещё раз сделать суррогатной мамой.

Ольга:
Когда я была беременной, я жила в ужасной квартире. Моя комната была проходная, и там жило ещё несколько девочек.

Репортёр:
Юля испытала на себе "ноу хау" суррогатного бюро, роды наперегонки.

Юля:
У этих родителей было две суррогатные мамы. Они сразу же двоим стали делать. Какая из них забеременеет, получилось, что забеременели обе, но у той мамы срок рожать раньше, чем у меня, в общем.

Репортёр:
Юля уверяет, что после этого её фактически заставили сделать аборт.

Юля:
Мне отменили утрожестан. Если утрожестан отменяют, это всё, копец! Это сразу, у меня на следующий день началось кровотечение.

Репортёр:
У директора Лебедева все ходы записаны.

Директор Лебедев:
Ерунда полная. Вы пойдите в клинику. Я даже понимаю, о ком вы говорите. У неё была банальная замершая беременность.

Репортёр:
Он готов признать, его мамы живут не в роскоши. Так ведь платить приходится кровными.

Ольга:

« ... Когда я была беременной, я жила в ужасной квартире. Моя комната была проходная, и там жило ещё несколько девочек ... »
квартира Ольги

Инесса:
Генетические родители даже не представляют, что мамочки после подсадки эмбрионов едут работать в ночь уборщицами - полы мыть. Поэтому беременность срывается. Генетические родители не знают, что мамочки, чтобы хоть как-то прокормиться, чтобы помочь своей семье живут впроголодь.

Директор Лебедев:
Это голословные обвинения. Это ерунда полная. Это ерунда полнейшая.

Ира:
Это просто девочки, которые сейчас у Лебедева находятся, они зажрались. Они приезжают сюда из других городов и считают, что им нужно жить в шикарной гостинице, есть в ресторанах и вести ночную московскую жизнь.

Репортёр:
Главный акушер России не берётся судить кто прав в конфликте суррогатной матери и юриста. Чужой бизнес потёмки. А этот тем более, для него ведь и правила не писаны.

Академик Кулаков:
Эти организации, они сами плодятся, сами рождаются, как говорится, и сами умирают, уходят куда-то в небытие. Потому что лицензирование, этих организаций, к сожалению, не проводится, а надо бы это проводить.

Репортёр:
Инессе снова отказали в работе. Она и рада бы уехать из Москвы, но здесь суд с агентством. Несостоявшаяся суррогатная мама требует компенсацию в 20 000 долларов. Директор Лебедев грозится вчинить ответный иск - за клевету.

Ксения Ильина, Ирина Старикова, Георгий Андроников, Светлана Селина, Иван Харитонов, Никита Чалых


Источник: Телекомпания НТВ

Предыдущая Список статей Следующая