Судебная практика. Материалы по судебным делам, связанным с суррогатным материнством

Какой-либо статистики по судебным процессам, связанным с суррогатным материнством в России нет. Достоверно известно лишь о трёх судебных делах.

В 2004 году супружеская пара из Читы наняла "традиционную" суррогатную мать, которой сделали искусственную инсеминацию спермой мужа. Ребёнка она не отдала, впрочем, отсудить его супруги и не пытались. Сурмама подала на алименты, которые читинский суд ей и присудил. Это классический случай, когда пара, самостоятельно работающая с суррогатной матерью, совершает все возможные ошибки - нужно было делать ЭКО, а не инсеминацию, причём использовать донорские яйцеклетки, чтобы исключить биологическую связь между сурмамой и вынашиваемым ей ребёнком. И, разумеется, все взаимные обязательства и намерения нужно было оформить документально.

Любопытный судебный процесс проходил 29 ноября 2004 года практически в прямом эфире в популярной телепередаче "Час суда". Суть дела в следующем. Суррогатная мать Анна Дунаева родила для супружеской четы Рыбаковых ребёнка с пороком сердца. О том, была ли Дунаева гестационной или "традиционной" суррогатной матерью не сообщалось. Родители от ребёнка отказались, мотивировав это тем, что больной ребёнок им не нужен. В выплате оговоренной компенсации суррогатной матери также было отказано. Она подала иск в суд с требованием выплатить ей полную сумму. Суд отказал ей в иске "исходя из рекомендаций Совета Европы" использовать в качестве суррогатных матерей лишь сестёр, близких родственниц или подруг бесплодной женщины с компенсацией лишь "объективно допустимых расходов". Как говорится, без комментариев.

Самый интересный процесс проходил в конце 2005 года в одном из московских судов. В одной московской клинике прошла успешная операция ЭКО для российской супружеской пары. Суррогатная мать, давшая в роддоме своё согласие на имплантацию ей эмбрионов и запись родителей в книгу записей рождений, попыталась оспорить запись о материнстве в книге записей рождений после её совершения. Мотивировала она это тем, что думала, что "будет жить с отцом ребёнка". Не стоит и говорить, что в планы отца этот брачный союз никак не входил. Как это ни парадоксально (в соответствии с п. 3 ст. 52 Семейного кодекса РФ суррогатная мать не имеет права на оспаривание записи о материнстве после её совершения), но иск этот был принят к рассмотрению, и даже состоялось несколько слушаний. В конце концов, это дело, не имеющее никакой судебной перспективы, было благополучно закрыто.